Погода +3 °C
USD 65.81
EUR 75.32
Поиск:
 

Эксперт «ПОРА» по комфортной среде обитания Александр Водяник знает, как сделать Красноярск чистым городом

НИА-Красноярск

vodynik krsk 1Проблема «черного неба» в Красноярске остается актуальной. К  ее решению подключились все: от простых горожан до Президента России Владимира Путина. В ходе своего визита в Красноярск в начале года глава государства дал задание разработать комплексный план мероприятий по улучшению экологической обстановки и снижению выбросов загрязняющих веществ в атмосферный воздух в Красноярске. 

Свои решения краевым властям предлагают и экологи. Так, в ходе  первой  Экологической недели Баренц-региона, которая прошла в норвежском городе Киркинес  и российском Никеле,  помощник Секретаря Общественной Палаты РФ, эксперт Арктического проектного офиса развития Арктики (ПОРА) Александр Водяник  рассказал корреспонденту НИА-Красноярск  пути решения проблемы. При этом, всё, что предлагают сделать экологи, не требует значительных   финансовых вложений.

 

Корреспондент:   Вы прекрасно осведомлены о проблеме «черного неба» у нас,  в Красноярске. Уже два года экологи, депутаты, власть региона  бьется для того, чтобы решить  проблему, даже подключили Президента и он дал задание в июне представить ему план действий по улучшению экологической обстановки в Красноярске. Как у ученого, у профессионала у вас есть свой взгляд, как эту проблему. Расскажите, пожалуйста.

 

Водяник: Тут проблема скорее градостроительная, чем экологическая. Потому что всем хорошо известно, когда город развивается, строится, то в нем есть несколько аспектов, которые влияют на его развитие. Один из аспектов - это биоклимат города. Об этом знают все. Ранее во всех крупных ведущих строительных университетах был специальный курс - строительная климатология. И те специалисты, которые выходили из такого вуза, прекрасно понимали, как должен развиваться город. К сожалению, за последние лет 40 это отошло на задний план и фактически одна из главных составляющих развития крупного промышленного города,  климатология практически исчезла. При этом, я уже молчу о том, что эта сфера определяет благосостояние и здоровье горожан. Последнее свелось к здравоохранению. То есть мы понимаем, что надо строить больше больниц, но мы совсем забыли, что есть понятие «здравоохранение», а есть «здравосбережение», то есть создание среды, которая не способствует заболеваемости. Помните, была целая эпопея, когда по стране людям на работе доплачивали за то, что они не курят, занимаются спортом. К сожалению, эта практика забыта,  даже федеральная программа «комфортная городская среда» это как-то проигнорирована. Когда мы говорим о благоустройстве, то в соответствии с ЖКХ в этой отрасли записано обеспечение здоровья граждан. Это государственная формулировка. Где это есть? Априори подразумевается, что чем красивее, тем лучше. В течение 40 лет у нас прошла примитивная подмена понятия качества городской среды на ее внешний вид. Это при наличии четких цифровых показателей качества среды. Их всего четыре: температура воздуха, влажность воздуха, аэрация воздуха и солнечная радиация. В Красноярске типичная ситуация, он не одинок, он просто большой. Такая же ситуация, например, в Симферополе. Сравнивать некорректно, он не такой промышленный, но и там подобные проблемы. Помните, когда мы говорим о том, что Красноярск уникален, не потому, что там какие-то большие заводы,  а потому, что его географическое расположение таково, что он требует особого подхода. В первую очередь, исходя из климатических особенностей этого района. Это игнорируется. Когда мы говорим про Красноярск, мы должны учитывать, что такое биоклимат города и, что на него влияет. История черного снега хорошо известна. Это говорит о том, что производственные выхлопы идут по воздушным потокам, которые направлены в город. И все оседает в городе. Проблема еще и в том, что климат на планете меняется и то, что сегодня было преобладающим направлением ветра завтра может измениться. Мы приходим к пониманию гибкого города, который должен перестраиваться, быть пластичным. И если говорить о международных программах, то последние лет десять существует колоссальная программа для крупных городов, которая так и называется «гибкие города». Она направлена на то, что города могут подстраиваться под изменения климата, которые влекут за собой  распространения всех загрязняющих вещей.

 

Корреспондент: Какие здесь механизмы?

 

Водяник:  Все изобретено до нас. Механизмы известны, вопрос только как эти все знания преобразовать в удобный формат. Удобный для чиновника, который не является ученым, но принимает решения. Должен быть особый рабочий механизм. Развитие, начавшееся в СССР, в России получило огромный толчок в Западной Европе в форме компьютерной программы и уже работает. Она изначально была российской, но потом ее дополнили французы, немцы. Программа  заботится о здоровье горожан.

Немецкие специалисты на одном суперкомпьютере обслуживают 4000 городов. У нас над головой крутится целая армия спутников, и мы можем ежеминутно отслеживать любую территорию и собирать данные. Единственная сложность - программа работает в 3D-модели. Программа позволит просчитать повлияет ли тот или иной массив на природу, можно или нет его снести. Показывает экологическую эффективность насаждений по наличию и состоянию хлорофилла. Например, в Москве около 30 процентов насаждений бесполезны. Планирование генплана, где необходимы насаждения нужно просто просчитать. Первый такой инженерный подход был прописан в городском строительстве и шел первым параграфом.  

 

Корреспондент: Проблематика понятна. Какие структуры, какие институты должны подключиться и какой механизм для того, чтобы исправить ситуацию в Красноярске?

 

Водяник: Самое удивительное, что фактически у нас все есть и даже нормативная база. Вопрос в том, что ее необходимо адаптировать, ведь она не менялась с 70-х годов. У нас в стране в плане благоустройства и озеленения полностью исключен временной фактор. Из года в год температура повышается, меняется роза ветров, повышается влажность, учащаются дожди. Если меняется климат, то и человек должен адаптироваться. Есть определенный ресурс адаптационного механизма человека, и где он сработает, мы не знаем. Весь мир оценивает благоустройство города не по квадратным метрам газона и количеству деревьев, а по состоянию здоровья населения. Когда мы читаем доклад ВОЗ, то видим, что здоровье горожан напрямую связано с озеленением города.

 

Корреспондент: Если губернатору надо положить на стол план действий, то как бы он выглядел?

 

Водяник: Здесь очень просто, когда губернатору кладут на стол бумагу для принятия решений, то в ней, как правило, написано, сколько необходимо  посадить тысяч деревьев, гектаров газонов и цветников. Но никто не дает ответ на вопрос: а зачем? Зачем эти траты, если не знаешь, что изменится, какие будут результаты. Советская история имеет примеры, когда посадка деревьев в избыточном количестве приносила вред. После озеленения молодого города,  через 10 лет в нем начался застой воздуха - скопище всех загрязнителей в одном месте, влажность вместе с болезнетворными веществами. Вопрос не в территории и количестве деревьев – «а зачем». Вспомните 5 класс школы, что деревья днем вырабатывают кислород, а ночью углекислый газ. В Иркутске есть Институт физиологии растений - мощнейшая школа работающая и по сей день, выдающая уникальные интересные результаты на весь мир. Они очень давно доказали, что лиственница «дымит», выделяет углекислый газ, потому что изменилась среднегодовая температура на 5-7 градусов, дереву этого хватило. Нынешнее озеленение противоречит всем учебникам, на вопрос: Для чего? ответ только один: Для красоты. И это относится ко всем городам.  

Корреспондент: Озеленение города правильное и просчитанное -  это единственный механизм или есть еще?

 

Водяник: Если мы возьмем это за основное, то остальное начнет выстраиваться в соответствии с этим. Нужно в застройке создавать воздушные коридоры. Любой крупный город имеет «остров тепла»- это совокупность перегретых поверхностей. С этим нужно бороться постоянно и известным оружием - воздушно-кондиционными потоками. Это еще и современные технологии фасадных покрытий. Нужно и новые дома просчитывать так, чтобы они соответствовали этим потокам. Ветровая и температурная нагрузка, расчет потенциала влияния нового района на весь город. У нас просто нет этого программного обеспечения, хотя мы можем, просто нет этой задачи. Например, в Краснодаре поднялся шум из-за 15 деревьев, которые росли у шоссе. Власть решила сделать круг-развязку и расширить ростовское шоссе на 10-12 метров. Деревья попали под снос, но эти деревья нависали над дорогой, образовывая своеобразный тоннель. Жители близлежащих домов подняли панику. Я предложил мэру прогнать передвижную метеостанцию тогда, когда трасса загружена, и на двух рядом стоящих участках- с деревьями и без. Цифры ошеломили - воздух на порядок чище там, где не было деревьев. Воздух очистился. Эти деревья создавали отсутствие аэрации,  и все оседало на балконах домов. Мы забыли, что город - это не вакуум, он насыщен жизнью и постоянным движением.

Немцы сами продают свою программу, ее стоимость смешная - 2700 евро. Но воссоздать такую программу и адаптировать в России более, чем возможно. По каждому городу должен быть свой блок растений и отделочных фасадных материалов. Нам нужно, чтобы программа моделирования городской среды была адаптирована под каждый город. Для моего и вашего губернатора выгоден переход от красивого к здоровому и эффективному. Несложно тратить деньги с умом на эффективное дело, нужно просто вспомнить старую систему озеленения городов и пересмотреть ее на новой материально-технической базе.

 

Корреспондент: Спасибо.


Подписывайтесь на нашу страницу новостей "Независимый Красноярск" в telegram.