Погода +5 °C
USD 64.61
EUR 72.32
Поиск:
 

Под грифом «секретно»: Алтайский «Штирлиц»

НИА-Красноярск

1Существуют обстоятельства, когда подвиги многих людей могут быть преданы гласности только спустя много лет. Такова история Алексея Георгиевича Мороза, уроженца Алтайского края, который в годы Великой Отечественной войны в качестве сотрудника военной контрразведки «СМЕРШ» являлся советским резидентом в польской армии. Некоторые факты из его биографии и поныне закрыты под грифом «секретно».

Фото 1944 года

Алексей Мороз родился 5 марта 1919 года в с. Урлапово Шипуновского района Алтайского края. Начало Великой Отечественной войны он встретил в Читинской области, где проходил военную службу по призыву. В конце 1941 года его воинская часть направлена сначала в г. Иркутск, а затем, после переформирования, прибыла в Сталинград, войдя в состав 10-й стрелковой дивизии НКВД.

В августе 1942 года именно эта дивизия вместе с народными ополченцами приняла на себя первый удар немецкого врага, рвавшегося к Волге. За 56 дней страшных боев из 15 тысяч военнослужащих остался в живых лишь 91 человек. В том числе и Алексей Мороз – единственный из взвода. Причем без единой царапины.

Вот что написано об участии А. Мороза в обороне Сталинграда бывшим командиром дивизии А. Сараевым в книге «Стояли насмерть».

«... Уже в первые дни боев среди защитников рубежа разнеслась молва о славных делах сержанта Алексея Мороза. Мужество и отвагу этого парня с Алтая часто ставили в пример всем бойцам полка. А в сентябре, когда сражение с врагом, остервенело рвавшимся к волжскому берегу, достигло наивысшего напряжения, о храбром сержанте заговорили во всей дивизии. Произошло это после одного налетного боя».

За этот бой сержант Мороз получил орден Красной Звезды. Причем эту награду ему вручил «всесоюзный староста» М.И. Калинин в ходе приема делегации воинов 10-й дивизии НКВД в Кремле.

В биографии воина ещё и участие в боях на Курской дуге. Там он дважды был ранен – в голову и в руку. Но от госпитализации отказался, поля боя не покинул.

Л2етом 1943 г. Алексея Мороза направили на учебу в Первую московскую школу ГУКР «СМЕРШ». После окончания школы курсанты, переодетые в польскую военную форму, продолжили подготовку на специальных курсах в Рязани. В общей сложности обучение длилось около года. Разговаривали только на польском языке. Осваивали обычаи и нравы польского общества и армии, способы и приемы контрразведки. После обучения А. Мороз был направлен в контрразведку польской армии, «став» поручиком Алексисом Морозом (ударение в фамилии на первый слог). В составе польских соединений он прошел Украину, Белоруссию, Восточную Пруссию, освобождал Польшу и Германию.

Некоторые подробности своего заграничного периода службы в контрразведке Алексей Георгиевич поведал только спустя почти 60 лет.

Сравнивая этот этап военной биографии со службой в стрелковой дивизии НКВД, ветеран рассказывал: «В Сталинграде хоть и навидался смерти, но знал, где расположен враг и чего от него следует ожидать. А работая в контрразведке, не всегда мог определить, кто является врагом. Страшнее всего было, когда по каким-либо причинам срывались намеченные встречи с людьми, с которыми я работал. Вот и одолевали мысли: может быть, человека схватили гестаповцы или он заболел, а может быть, предал? Что теперь следует ожидать – провала, ареста, расстрела?».

Самый драматичный случай – разоблачение английского двойного агента. Алексис Мороз не растерялся, приказал, чтобы тот выложил все из карманов. Однако противник выхватил парабеллум и, сделав два шага назад, сказал: «Встать, руки вверх!». Но чекист – этому его учили в спецшколе – мгновенно выхватил пистолет из его руки, предпринял меры, чтобы шпиона арестовали.

Еще один факт биографии советского контрразведчика связан с поиском канала утечки оружия из воинской части. Подозрение пало на одного польского офицера, который был завербован немцами. Морозу удалось, не привлекая подозрений, пригласить его в штаб, к польским контрразведчикам. В кабинете резидент попытался оказать вооруженное сопротивление, но был уничтожен на месте.

А с радистом, работавшим на зарубежную разведку, пришлось повозиться долго. Его неоднократно пеленговали, но наблюдение ничего не дало. В квартире, на которую пало подозрение, жили дедушка с внучкой-портнихой. Контрразведчики внезапно нагрянули с обыском. Заметили, что на столе стоит три столовых прибора, хотя в доме проживали лишь два человека. Хозяева оправдывались, что тарелки предназначались для разных блюд. Но кто-то из проверявших отметил такую деталь: с улицы у дома – два окна, а изнутри в этой же стене – только одно. Контрразведчики присмотрелись к стене, в которую был встроен шифоньер. Оказалось, что в нем была потайная дверь, ведущая в комнатку, в которой и скрывался иностранный радист. Его взяли вместе с рацией.

3За службу за границей Алексей Мороз был награжден двумя польскими орденами - «Серебряным крестом Заслуги», «Знаком Грюнвальда» и тремя медалями.

Победу встретил в Варшаве. После войны работал в Гданьске. Осенью 1946 г. очень затосковал по Родине, буквально заболел. «Это страшная болезнь, – говорил сам Алексей Георгиевич, – очень тяжелая, мучительная. Правда, говорят, что ею болеют только русские, но не дай Бог, никому».

В конце 1946 г. он был отозван в СССР и вскоре демобилизовался. Вернулся домой, женился, работал. Еще до войны он окончил педучилище, преподавал в школах Шипуновского и Алейского районов Алтайского края. Этим занялся и после демобилизации. Затем работал инструктором райкома и крайкома партии в г. Алейске, заместителем директора машинно-тракторной станции, избирался секретарем райкома. После выхода на пенсию много сил отдавал общественной работе, являясь председателем Алейского городского совета ветеранов.

25 сентября 2005 г. А.Г. Мороз умер в возрасте 86 лет. Память о нем бережно хранится молодыми поколениями.

По материалам статьи «Алтайский Штирлиц» из газеты «Алтайская правда» от 06.05.2005


Подписывайтесь на нашу страницу новостей "Независимый Красноярск" в telegram.