Погода +11 °C
USD 64.61
EUR 72.32
Поиск:
 

Дальневосточные сельхозпроизводители хотят развивать органическое земледелие

НИА-Красноярск

IMG 8782Во Владивостоке прошел круглый стол «Возможности развития органического сельского хозяйства на Дальнем Востоке. Что в приоритете?». Участники встречи обсудили перспективы органического производства на этой территории и в целом по России.

 

Организаторами мероприятия выступили  ООО «ДЛГ РУС», Национальный органический Союз, ФГБУ «Россельхозцентр», ФГБОУ ВО Приморская ГСХА, ИФВэкспо Гейдельберг.

 

Директор ООО «НВО «Институт Органического Сельского Хозяйства» Иван Гараев -  модератор мероприятия заметил, что принятый закон об органическом производстве подстегивает рынок развиваться, и надо готовиться к тому, что с 2020 года будет все происходить уже по закону и регламентам. «Сегодняшний круглый стол должен обозначить пути развития дальневосточного региона», - подчеркнул Иван Гараев, считая тему актуальной для Дальнего Востока – и с точки зрения здоровья населения, и с точки зрения высокого потенциала экономического роста в сельском хозяйстве благодаря экспорту органической продукции.

 

«Сектор органического сельского хозяйства один из наиболее динамично развивающихся в мире. Таких темпов роста не показывает ни один из других секторов сельского хозяйства, - рассказал участникам круглого стола Олег Мироненко, исполнительный директор Национального Органического Союза. -  За 15 лет он вырос с 18 до 97 млрд долларов. А в 2018 году рынок органики впервые превысил отметку в 100 млрд долларов. По мнению экспертов, в ближайшие годы продолжится рост в таком же темпе – от 10-12 до 15 процентов, и к 2025 году рынок увеличится еще на 135 млрд долларов».

 

Страны, которые являются основными потребителями органической продукции, перестали быть основными производителями такой продукции, и эта тенденция растет, заметил Олег Мироненко. Сегодня Европа готова произвести для себя не более 25 процентов той продукции, которую она потребляет. «А кто тогда может за короткое время произвести ту продукцию, которая будет потребляться? Поэтому наши европейские и азиатские коллеги смотрят, где есть потенциал производства такой продукции. Стала активна в этом Африка, Южная Америка, Австралия, но при этом таким количеством ресурсов, которое есть у России, Белоруссии и ряда стран бывшего СССР, не обладает никто».

 

Страны - основные производители органической продукции обладают небольшим земельным ресурсом. За Австралией числится 35 млн гектаров сертифицированной земли, но она обладает не пахотными, а пастбищными землями. В мире, рассказал Олег Мироненко, земли, годные под органику, в основном пастбищные, а сегодня основная органическая продукция производится на пахотных землях, и в этом нет равных России. «Сегодня в России только пахотных брошенных земель около 35 млн гектаров. 12 млн гектаров из них могут быть быстро введены в органическое сельское хозяйство. В России около 290 тысяч гектаров земли, предназначенной для органического производства. Но пока это в основном сертифицировано под будущие проекты. Мы занимаем 24 место в мире по количеству сертифицированной земли, но по соотношению используемой под органику земли к всему объёму земель сельхоз назначения мы находимся на уровне стран африканского континента».

 

Исполнительный директор НОС заметил, что в России пока мало органических производителей: «На начало 2018 года производителей органики было 92, сейчас их уже более 100. Но что такое 100 производителей на 145 млн населения?  В Литве, где живет 2,7 млн человек, 2500 производителей органики! Наш рынок - около 160 млн евро, это капля в море. Из всей органической продукции, которая находится в обороте в России, Россия сама производит только 20 процентов, а 80 процентов мы завозим извне. Хотя Россия вполне могла производить органики на 5-10 млрд евро.».

 

До принятия закона об органике в России сертификация шла на российской территории по законам других стран. «То есть мы попадали в категорию третьей страны, правила производства органики для нас устанавливали другие страны.  Поэтому мы разработали свое законодательство. 93 страны в мире идут по такому же пути. Были попытки разработки локальных законодательных актов, но без федерального законодательства это плохо работает. Поэтому еще с 2012 года мы продвигали российский закон об органике. В 2017 году президент РФ на совещании в Ярославле «подтолкнул» эту ситуацию, в августе 2018 года закон был подписан, он вступит в силу с января 2020 года»,-  рассказал Олег Мироненко.

 

Цель закона – легализовать уже существующее в России органическое производство. Закреплены основные понятия и термины, вводится понятие обязательной сертификации для органического производителя у аккредитованного органа сертификации.  Будет введен графический знак органики. Закон обеспечит органическим производителям и господдержку.  Но введение только одного закона недостаточно для процесса регулирования рынка, готовятся подзаконные акты, подготовлена дорожная карта подготовки к вступлению закона в силу, напомнил Олег Мироненко.

 

Не проработан пока процесс появления сертифицирующих компаний. За 9 месяцев удалось вместе с Росаккредитацией отработать процесс аккредитации таких компаний, первой прошла аккредитацию компания «Органик Эксперт». Важным моментом является появление российского органического знака. Разрабатывается вопрос и о размещении QR-кода на упаковке органического товара, чтобы потребитель смог легко получать информацию о продукте, имеющем такой знак.

 

«За время подготовки закона об органике было подготовлено 3 национальных стандарта. Два связаны с терминами и правилами сертификации, один стандарт межгосударственный, он действует на территории РФ и СНГ. Стандарты переводные и адаптированные, основой их являлись европейские стандарты. Первые два стандарта являются калькой с европейских стандартов, - рассказал исполнительный директор НОС. - Межгосударственный стандарт был направлен в IFOAM International, сейчас проходит проверку и надеемся, что в ближайшие 2 года мы закончим эту работу. Далее после признания нашего стандарта мы можем войти в стадию взаимопризнания стандарта с другими странами, в частности с Японией. Наша задача - создать условия для развития органического сельского хозяйства».

 

Алексей Алексеенко, помощник руководителя Россельхознадзора, согласился с Олегом Мироненко в том, что за оставшиеся 9 месяцев до вступления закона в силу надо успеть создать систему, которой пока нет, в том числе систему сертификации. «Пока на российском рынке работает всего несколько зарубежных сертификационных компаний, этого мало.  Задача номер 1 сейчас - подготовка кадров для сертификации и одновременно аккредитация сертификационных компаний. Недавно на встрече с Росаккредитацией мы говорили о требованиях к сертификационным компаниям. Уже есть заявки от таких компаний, которые явно не способны выполнить эту работу».  Сертификация, напомнил Алексей Алексеенко, будет двойная: первая на безопасность, ее обеспечивает государство, вторая  - отраслевая, которую выдают сертификационные компании.

 

Сами сертификаторы тоже могут столкнуться с проблемами, заметил Алексей Алексеенко: «Самое распространенное преступление в России  - это мошенничество. Сейчас 99 процентов товаров в магазинах не органические и не фермерские. Мы недавно проводили исследования фермерского молока в Санкт-Петербурге и обнаружили запредельное количество антибиотиков.  Во владимирских яйцах мы нашли диоксин. Так что без сертификации и отслеживания никак, иначе так и будут подделывать продукцию, выдавая ее за органику. Вторая схема подделок – это подделка документов. Пока наша система соответствия не выдерживает никакой критики. Выход – прозрачная сертификация с перекрестной проверкой, анализ только в проверенных лабораториях. Мы запустили также программу отслеживания «Меркурий», она будет поддерживать органическую отрасль».

 

Представитель Россельхознадзора подчеркнул, что в стране рождается новая отрасль, и надо учитывать все факторы рынка – связанные с землей, с незаконным использованием антибиотиков, с сертификаторами – чтобы помочь ей развиваться. «И еще - это сейчас единственная отрасль, где может состояться самое большое государственно-частное партнерство. Без поддержки государства тут не справиться».

 

О том, как развивается органическая отрасль в соседней стране – Японии – рассказал присутствующим Юки Яно сансей (Yuki Yano), профессор Университета Чиба, доцент, кандидат экономических наук. «По данным 2017 года, объем рынка органической продукции в Японии  - 150 млрд рублей.  Если сравнивать с европейским рынком органической продукции, наш рынок не велик. Причина – японская органика сравнительно дорогая. И еще климат – у нас высокая температура и высокая влажность. Но спрос на органику в Японии растет, и есть перспективы роста рынка». Самые популярные органические продукты у японских потребителей – овощи (это в основном зелень, шпинат, помидоры болгарский перец), рис, фрукты (яблоки, мандарины, клубника). Далее идут приправы (популярен органический соевый соус) и продукты переработки сои, например, творог тофу, затем яйца, рассказал Юки Яно. При этом в Японии разница в цене между органикой и обычной продукцией – от 30 до 80 процентов. Часто цена зависит от сезона и урожая, пояснил японский эксперт.

Японцы чаще всего покупают органику в супермаркетах. Популярны также точки прямых продаж фермерской продукции и потребительские кооперативы (совместные покупки).  Есть также магазины, специализирующиеся на органической продукции. Есть и продажи через интернет. «Японские потребители не любят товары помятые или порченные насекомыми, как это часто бывает с органикой. Поэтому в Японии стараются подбирать красивые овощи и фрукты, а также одинаковые по размеру и форме», - рассказал Юки Яно.

 

Чтобы продавать на японском рынке органическую продукцию, нужно получить на нее сертификацию. Только тогда производитель может помещать на свою продукцию знак органики. Такой же подход к импортной органике, она должна пройти сертификацию и разместить органический логотип на упаковке. «Сертифицирующий орган должен быть аккредитован в Японии, он может быть и японский, и зарубежный. Или продукция должна быть произведена в стране, где действуют эквивалентные стандарты органики. Морепродукты, алкоголь и мед не входят в эту систему сертификации, не подпадают под требования сертификации органики, - отметил Юки Яно.  - В Японии продается и органика, сертифицированная по европейским стандартам, для этого надо пройти сертификацию в США или Евросоюзе, а  продукция должна быть произведена в той стране, с которой у Японии есть соглашение об эквивалентности. Тогда японский знак органики ставится автоматически».

 

На Дальнем Востоке, конечно, заинтересованы в развитии местного органического производства, чтобы налаживать в том числе экспорт в Японию и другие соседние страны. Галина Буханистая, руководитель филиала ФГБУ «Россельхозцентр» по Приморскому краю, рассказала, со своей стороны, что сейчас задача ведомства - создать карту местных территорий с точки зрения пригодных органических земель. Земли будут помечаться цветом: красный цвет - почвы непригодны, желтый  - условно пригодны, зеленый – земли, пригодные для органики. «За 3-5 лет мы проведем такую работу. Уже есть большая база для этого».

 

Как отметила Галина Буханистая, представители ее ведомства работают в комитетах Росаккредитации по разработке ГОСТов и стандартов. Россельхозцентр, в частности, стал активно заниматься сертификацией органических семян и другой органики. «Процесс сертификации органической продукции органического земледелия долгий. От времени подачи заявки до момента, когда хозяйство получит сертификат об органическом производстве, может пройти 3 года. Задействуется целый ряд лабораторий. По мнению эксперта, производители и потребители будут доверять сертификатам, выданным Россельхозцентром: «Мы готовы вместе с производителями нести ответственность за то, что мы сертифицируем. К январю 2020 года мы будем готовы проводить сертификацию, одна лаборатория будет на Дальнем востоке, одна в Сибири».

 

Андрей Комин, ректор ФГБОУ ВО Приморская ГСХА, согласился с представителем Россельхознадзора в том, что надо развивать местную сертификацию. Стоит ли заниматься органикой на Дальнем Востоке? Рядом Япония, Китай, все они хотят получать органическую продукцию, и обеспечить ею стран-соседей мы можем, считает Андрей Комин, но для этого нужны определенные условия: «Во-первых, нужен прозрачный стандарт, который будет понятен всем, и тем, кто производит, и тем, кто приезжает проверять. И начинать действительно надо с полей. И оцифровка полей, создание карты-семафора - это правильно. Во-вторых, не хотелось  бы, чтобы прохождение сертификации было только в Москве. Должен быть местный сертификационный орган, которому будет понятна местная специфика, и без многогранного толкования, а или «да», или «нет». Тогда местные производители откликнутся на производство органической продукции».

 

Местные производители рассказали о своем опыте. Например, Баирджон Шакиров, президент Ассоциации «Сахалинагробиосоюз», поделился с участниками круглого стола, что Ассоциация давно занимается проблематикой органического производства на Сахалине. «Важно использование микроорганизмов в почве, что полностью меняет механизм питания растений, так мы можем не использовать химию. Мы это изучаем, но нет возможности провести системные испытания, с наукой проблемы, - рассказал Баирджон Шакиров. – Но мы наладили связь с Россельхозцентром, агрохимлабораториями. - В результате использования таких микроорганизмов в почве картофель мы получали размером со страусиное яйцо, без всяких заболеваний, иммунитет растений укрепляется при таком подходе. Также иным способом обрабатывается и земля – безотвальная технология, ее мы предлагаем фермерам. Уже пошли первые органические гектары на Сахалине, есть прибавка к урожаю». Однако, посетовал Баирджон Шакиров, пока производителям и членам Ассоциации непонятно, как сертифицировать такое производство как органику.

 

Екатерина Евсеева, исполнительный директор ООО «Приморский ЭМ-Центр»,  отметила, что важны не только сами принципы работы в органике – надо еще и менять менталитет фермеров, тогда что-то сдвинется с места. Эксперт также поделилась своим примером: ее компания развивает и продвигает так называемую ЭМ-технологию (технология использования эффективных микроорганизмов, считающаяся японским ноу-хау), задача которой накормить почвенную микробиоту, чтобы почва была наполнена полезными веществами. «В Японии она активно используется.  Благодаря жизнедеятельности эффективных микроорганизмов почва наполняется влагой, она здоровая, в итоге получается высокий урожай, продукты качественные и долго хранятся. В Японии продукция, произведенная по такой технологии, имеет местную органическую сертификацию JAS».  Петр Шаблин,  руководитель  бурятской компании «ЭМ-Центр», доктор медицинских наук, профессор, рассказал о разработке собственной ЭМ-технологии, его компания занимается производством реактивных микроорганизмов. «Человек это то, что он ест. 70-летняя химизация сельского хозяйства привела к тому, что все вредные организмы уже в нашем организме, отсюда рост заболеваний», - убежден Петр Шаблин, призвавший участников круглого стола переходить на природные методы выращивания растений. Фермер и селекционер Владимир Курбатов рассказал о своей экологически чистой продукции. Он выращивает гусей и уток и называет их продукцией пастбищно-выгульного содержания, выращивает животных он без химических и лекарственных средств, то есть по органическим принципам. «Для выработки органической продукции должны использоваться животные, адаптированные к местным условиям содержания. Наше хозяйство является научно-исследовательской лабораторией в области селекции. Мы создаем новые породы, основанные на том генофонде, который имеется у нас на месте».

 

Питаются и живут на пастбище, чистая проточная вода, без применения химии». По мнению Владимира Курбанова, сейчас фермеры не имеют финансовой возможности оформляться в качестве органических производителей: «В настоящее время я не вижу необходимости тратить свои с трудом заработанные деньги на сертификацию. Она не даст ожидаемую отдачу. А если государство заинтересовано в таком производстве, сертификация должна быть не за счет производителя. Государство должно выявлять добросовестных производителей, проверять их и давать сертификат. И только постепенно можно будет переходить на добровольную сертификацию».

Председатель Ассоциации «ПримАгроЭкспорт» Сергей Дудник  (в Ассоциацию входят более 7 компаний, 20 тысяч гектаров земли), отметил, что пока Россия - одна из отставших стран по органике. «Уже 100 предприятий России сертифицированы как органические. Но на Дальнем Востоке мы в начале пути. Хотя на Дальнем Востоке есть 6 организаций с зарубежными сертификатами об органическом производстве.  Но это было сделано для разовых сделок, была попытка выйти на зарубежный уровень, на экспорт, - в итоге потратили деньги зря, все на нуле. После вступления закона об органике в силу будет еще года три подготовки подзаконных актов, мы буксуем».  Сейчас, объявил Сергей Дудник, создается Ассоциация органических производителей Приморского края, которая сможет помочь местным производителям  развиваться, находить поддержку со стороны местных властей и выходить на внешние рынки.


Подписывайтесь на нашу страницу новостей "Независимый Красноярск" в telegram.