08.12.2022
-13 °C
7
$ 62.94
€ 65.9
2Vtzqutpm2G

Рубикон, рутинизация и цены: Александр Чернявский о будущем россиян

IMG 1620 1КРАСНОЯРСКИЙ КРАЙ, /НИА-КРАСНОЯРСК/. Пятый месяц на Украине длится специальная военная операция. Какое будущее ждет Россию, как влияет спецоперация на обычных людей, почему на Западе расцвела русофобия? Разобраться в этих вопросах помогал Александр Чернявский, политический аналитик и член Общественной палаты Красноярского края.

– Имеет ли какое-то значение для простых людей специальная военная операция (СВО) на Украине?

– Для разных групп людей есть совершенно разные смыслы в спецоперации. Одни связывают с ней надежду на возрождение сильной России, а другие увидели в СВО только экономические и прочие проблемы из-за западных санкций. Самое важное, что, по данным социологов, около 80% россиян поддерживают решение Владимира Путина - Верховного главнокомандующего, который 24 февраля инициировал начало специальной военной операции на Донбассе.

Для большинства жителей РФ цели спецоперации понятны. Это освобождение Донбасса и в целом Украины от нацистов. Вторая цель не менее важна: обеспечение стратегической безопасности РФ. Думаю, мало, кто сомневается в том, что последние десятилетия из Украины последовательно делали антироссийский проект, который угрожал нам уже и в военном отношении. С этой точки зрения проведение СВО было практически вынужденным и неизбежным.

– Как спецоперация влияет на жизнь обычных людей?

– Понятно, что одна ситуация в приграничных с Украиной областях, которые уже подверглись ударам укронацистов, и другая в нашей Сибири. Например, с февраля действует особый режим, который запрещает полеты гражданской авиации в разные города юга. Но в большинстве субъектах РФ влияние СВО опосредованное, которое проявляется, как в патриотических акциях, волонтерской помощи Донбассу, так и в экономической сфере. По большому счету, многие уже привыкли к спецоперации. В экспертных кругах даже появился термин, связанный с военной операцией, которая проходит уже пятый месяц, – её «рутинизация».

Но санкционная война против России со стороны Запада затрагивает, конечно, многих. Например, в начале июня была информация о том, что был остановлен завод дисков в Дивногорске. Мы знаем, что попали под санкции руководители крупных российских компаний, работающие на территории Красноярского края. На обывательском уровне санкции замечаются, когда с магазинных полок исчезают какие-то импортные товары, когда трудно купить автомобили из Европы и Японии, когда растут цены.

Все эти проблемы, кстати, появились уже в 2014 году после возвращения Крыма в состав России. Но по сравнению с нынешней ситуацией та санкционная война была просто небольшой разминкой.

– С экономической точки зрения ждать ли улучшений или так и будет все дорого?

– Полагаю, здесь лучше особых иллюзий не питать и какими-то надеждами не тешиться. Нынешняя геополитическая турбулентность продлится очень долго и этот фактор негативно будет влиять на все сферы жизни. Россия остается частью мировой экономики, которая сейчас погружается в кризис. Он затронет и нас. Но, думаю, что запас прочности у России достаточно велик и мы переживем кризис лучше, чем многие другие страны. В любом случае голод нам не грозит, да и в отличие от Европы мы можем не опасаться за свою энергетическую безопасность.

– Многие из россиян, работающих на иностранные компании, вынуждено переехали из России, чтобы продолжать свою деятельность. Как вы считаете, они вернутся обратно или останутся уже за рубежом навсегда?

– Для тех, кто работает, например, в сфере IT-индустрии, будет играть роль прагматический аспект. Если наше государство и бизнес смогут предложить этим специалистам условия лучше, чем в других странах, то, уверен, вернутся однозначно. Это вопрос цены. Если нам нужен в дальнейших условиях свой серьезный IT-кластер, то здесь скупиться нельзя. Российское государство уже весной сделало правильные шаги в этом направлении.

Что касается ухода зарубежных компаний, я не думаю, что будет какая-то проблема с тем, чтобы их заменить. Вот ушла IKEA, ну и что? Есть отечественные производители мебели. Ну, уйдет Coca-Cola, будем пить минусинскую газировку…

Но проблема с импортозамещением, конечно, есть. Даже у локомотива нашей экономики – агропромышленного комплекса, который сильно зависит от импортного семенного фонда и зарубежной сельхозтехники. А ведь именно сельское хозяйство после объявленной нам в 2014 году санкционной войны сделало самый серьезный рывок.

– Какое будущее может быть для России и Украины?

– Для России какое может быть будущее? Как всегда, светлое…

Стратегическая проблема Украины в том, что это искусственно созданное государственное образование, слепленное из несовместимых ингредиентов. Новороссия, которая вообще украинской по большому счету никогда не была. Это Донбасс и южные области. Малороссия с центром в Киеве. И есть западная Украина, у которой совершенно отличная от нас историческая судьба.

Трудно сказать на каком этапе специальной военной операции будет поставлена точка. Когда хирурги вырезают раковую опухоль, то они стараются не оставлять даже малейших очагов, где болезнь может зародиться вновь. То же самое и с украинским нацизмом. Поэтому логично было бы освободить Украину от бандеровщины полностью.

Но есть ещё так называемая «Realpolitik» – это, когда мы можем действовать в пределах возможного. Надеюсь, что Донбасс и новороссийские области в ближайшем будущем ждет судьба Крыма – проведение референдума и вхождение в состав Российской Федерации. Рубикон перейден 24 февраля и сейчас мы уже можем не оглядываться на Запад.

По остальной части Украины сложно говорить. Понятно одно – в прежнем виде это квазигосударство существовать не будет никогда. Главнокомандующий еще в феврале заявил две цели СВО – денацификация и демилитаризация. Уничтожение военного потенциала и ВПК Украины – задача вполне решаемая. Понятно, что есть поставки оружия с Запада, но и эту проблему при желании можно решить.

С денацификацией всё гораздо сложнее. В мозги украинцев совершенно на разных уровнях системно на протяжении 30-ти лет вдавливалась русофобская парадигма. Вытравливать это будет крайне сложно. Задача не на один год. Это очень трудная работа: переформатировать мозги, изменить систему образования, культуру и т. д. Но заниматься этим придётся в обязательном порядке, если мы не хотим, чтобы у нас под боком были соседи, готовые в любой момент воткнуть нам нож в спину.

– Почему все русские в одночасье стали врагами для западного мира?

– Нынешняя русофобия и так называемая «культура отмены» всего русского – это яркое проявление западного либерал-нацизма. Англосаксы и европейцы не могут простить нам двух вещей. Во-первых, наше нежелание играть по придуманным на Западе правилам. Они думали, что в 1991 году окончательно разгромили Россию и поставили нас на колени, но мы по историческим меркам очень быстро смогли восстановиться после распада Советского Союза. Это возрождение России стало для них большим потрясением.

Во-вторых, мы очень разные цивилизации и смотрим на мир по-разному: от прав сексуальных меньшинств до исторических процессов. Возможно, именно в этих цивилизационных различиях и разных системах ценностей главная причина перманентного конфликта Запада и России.

Есть серьезная негативная история взаимоотношений. Вспомним две Отечественные войны нашего народа - 1812 года и 1941 года. Считается, что в 1812 году на нас напали французы, а в 1941-м – немцы. Но, если быть честными, то в этих Отечественных войнах против нас воевала практически вся Европа. Так что и нынешнее противостояние лишь очередная иллюстрация на старую тему.

Но не стоит забывать, что Запад – всего лишь часть мира. Очень многих не устраивает ситуация западного доминирования. И Китай, и Индия, и Турция, и Бразилия, и Иран и множество других стран ведь не просто так не стали присоединяться к западным санкциям против нас. Они тоже заинтересованы в разрушении гегемонии США и её союзников. Уверен, уже в ближайшие годы на наших глазах образуется многополярный мир, в котором Россия будет играть одну из главных ролей.



Мы в популярных социальных сетях