16.04.2024
°C
2
$ 93.59
€ 99.79
erid: 2VtzqxJALAR

Летчик-космонавт, Герой России Александр Лазуткин: Юрий Гагарин сыграл огромную роль в моей жизни

Lazutkin3 2023КРАСНОЯРСКИЙ КРАЙ, /НИА-КРАСНОЯРСК/. Пятый год подряд в Международный день космонавтики, 12 апреля,  краевую столицу посещает летчик-космонавт, Герой России Александр Лазуткин. Известный российский космонавт является автором и руководителем уникального научно-образовательного проекта «Космическая одиссея», реализуемого в Красноярском крае.

В Доме журналиста Александр Иванович встретился со студенческой молодежью и ответил на вопросы аудитории.

-        В этом году исполнилось 60 лет  со дня визита на берега Енисея первого космонавта планеты Юрия Гагарина. Как Вы воспринимаете эту мировую звезду?

-        Когда Гагарин совершил первый полет в космос, я был маленьким и совсем еще не думал, что профессия Гагарина станет и моей. Тогда это событие было настолько грандиозным, что охватило не только советское общество, но и весь мир. А когда я сам попал в отряд космонавтов, и началась моя профессиональная деятельность, так или иначе личность Гагарина, рассказы о его характере, событиях были всегда на слуху.

Хочу сказать одно: об этом человеке никто никогда не говорил плохо. Для меня это до сих пор является необъяснимым фактом. И еще одна удивительная особенность – Гагарина все запомнили улыбающимся. На мой взгляд, в этом было проявление цельного, незаурядного характера…

Я сопоставлял свою жизнь с жизнью Гагарина и понял, как ему было трудно после полета. Он был самым популярным человеком, узнаваем везде. Юрий Гагарин с сожалением говорил, что он даже не может проехать в метро. Обрушившаяся на космонавта популярность стала настоящим испытанием. Все жители Земли хотели видеть первого космонавта планеты.

За три года Юрий Гагарин побывал в 30 странах, его принимали первые лица государства. Его обожали и боготворили, а Юра улыбался своей отрытой улыбкой и оставался простым русским парнем. Не умел произносить красивые речи, не знал иностранные языки. Тем не менее, он принял на себя этот груз ответственности и выстоял. Благодаря ему, статус нашей страны в глазах всего мира неимоверно вырос.

-        Какой из пиар-проектов в области космоса Вы бы отметили?

-        Честно говоря, ничто пока не запало в душу. Я не пиарщик, поэтому мне больше интересна смысловая сторона, аналитика. Как сейчас рекламируют космос, мне это не нравится. Не знаю, почему. Мне не нравятся фильмы, которые снимают.

-        А какой бы фильм Вы хотели увидеть про космос?

-        Правдивый. Вот есть фильм «Акула-13», снятый в рекламном стиле. Просто взяли историю, как она была. Были записи астронавтов, которые фиксировали, как все было, и практически все восстановили. Достоверно. И хорошая игра актеров! Вот это было хорошо. Вспоминаю фильм «Укрощение огня», хороший, который оставляет след в душе. Фильм «Время первых» мне не понравился, потому что он вроде бы на основе исторических фактов снимался, но там показали то, чего никогда не было. Я называю это американизмом. Показывают, как провожают космонавтов в полет. Так никогда не провожали! Это у американцев так провожали в космос. Наши космонавты улетали совершенно неизвестными людьми, никто их не пиарил, а в фильме это есть.   Или фильм «Салют 7», который тоже грешит неправдоподобием. Вот ждем фильм «Вызов»…

-        Расскажите, пожалуйста, о внештатных ситуациях в Ваших полетах. Они ведь наверняка были?

-        Они были. Помимо тех, которые всем известны – пожар, столкновение на станции, было то, о чем никто не знает. Командир экипажа Василий Циблиев отравился парами этиленгликоля. Он прямо попал в эту жидкость лицом. Несмотря на оказанную помощь, на несколько дней он стал буквально другим человеком – не мог говорить и есть. Хоть он и был разговорчивый, но на все вопросы отвечал односложно «Да» или «Нет». Спустя четыре дня он стал чувствовать себя лучше и впервые улыбнулся. Однако у него нарушился сон и, в конце концов, начались проблемы с сердцем.

На Землю о случившемся Василий не сообщал, но через какое-то время там спохватились. Ему запретили заниматься физкультурой, а это важная часть  жизни на станции. И при посадке, когда начинаются перегрузки, он сам комментировал весь процесс спуска. Он не должен был этого делать, но делал это ради того, чтобы я убедился, что контролирует обстановку. Это была очень серьезная внештатная ситуация.

Про тот международный полет, можно сказать, были нештатные ситуации и психологического характера. Про наших коллег мало рассказывали, но даже встречали публикации, что мы с американцами плохо себя ведем, что Василий даже подрался с американцем при выходе в открытый космос (смех в зале). Мы конечно же не показывали, что мы плохо относимся, но что-то обсуждали, спорили… И вот этот полет с американцем до сих пор в моей памяти сидит, и я все время разбираюсь в этом.

Улетал я, считая, что все люди братья и можем вместе летать. Но когда вернулся, если бы меня спросили о том - можно ли летать с американцами, сказал бы «нет!». Лететь можно только при условии, что в договоре мы всё пропишем.

У российских космонавтов было много работы по восстановлению и ремонту станции «Мир». В принципе в этой работе должен принимать участие весь экипаж. Американца звали Джерри Линенджер, он был военным врачом. Участия астронавт ни в чем не принимал, делал только научные эксперименты. На вопросы «Джерри, ты что не помогаешь нам?» он пару раз ответил: «У меня в программе полёта не написано, что я должен помогать». Всегда ложился спать вовремя, хотя россияне вынуждены были практически ежедневно перерабатывать, чтобы приводить сложнейшую космостанцию в рабочее состояние. «Нам приходилось ремонтную работу делать, когда должны были спать. За весь полёт я насчитал дней пять, когда спал необходимое время, 8-9 часов. Обычно же полгода спал по 3-4-5 часов. Был случай, когда всю ночь не спишь – работаешь. Американец же повторял: «Спокойной ночи, ложитесь спать! Вы должны заботиться о своём здоровье». На что мы отвечали: «Если так, мы программу полёта не выполним. И это не наша проблема, а проблема Земли – там должны были всё учитывать». В общем, нам было, за что его не любить.

Через 10 лет после полёта я понял, что он был нормальным человеком. Но у нас разные менталитеты. Мы делаем в космосе работу, которая не прописана в инструкции. Что же, теперь, её не делать?

Подобный случай произошёл и в космосе: когда у немецкого астронавта не включился лабораторный ящик, он сообщил на Землю. Пока там думали, что делать, наши космонавты аппарат починили: оказалось, что отошёл контакт между кнопкой включения и лампочкой состояния. Поэтому она не загоралась. Получается, мы нарушили инструкцию. Мы плохие?  Иностранные астронавты воспитаны на неукоснительном выполнении инструкций, у нас больше склонность к инициативе.

-        Сегодняшний космос, как говорят, большая помойка. Там много летает мусора?

-        Я не видел ничего подобного, чистое пространство! Да, попадает что-то. Метеориты есть, спутники запускают все больше и больше, они перестают работать, потом  постепенно приближаются к Земле, входят в плотные слои атмосферы, и мы видим, как они сгорают. Это все естественный процесс.

-        А на каком языке шло общение в течение международного полета?

-        На чьём корабле летишь, на том языке и говоришь. При запуске МКС решался вопрос, кто будет главным. В итоге ими стали американцы. Они сказали, что будут разговаривать на английском. Хотя штаб в Хьюстоне и был главным, у американцев не было опыта управления станцией и длительных полётов. Когда они стали совершать ошибки, то обратились к нам за помощью. Сейчас русский и английский языки на МКС имеют равный статус. Когда я что-то хочу сказать иностранцу, перехожу на английский, когда обращаются к нам, то на русском. Мы пришли к тому, что изначально предлагали: два центра управления полётами – два языка.

-        А с китайским языком как?

-        С китайским только начинаем.

Александр Лазуткин совершил космический полет с 10 февраля по 14 августа 1997 года на орбитальной научной станции «Мир» вместе с летчиком-космонавтом РФ Василием Циблиевым и астронавтами Европейского космического агентства и НАСА Джерри Линенджером. Этот полет вошел в историю мировой космонавтики как один из самых сложных. 

В настоящее время Александр Иванович Лазуткин является заместителем генерального конструктора АО «НПП «Звезда», где производятся космические скафандры различного назначения, а также президентом АНО «Космическая одиссея». Он ведет активную работу с молодежью, передавая школьникам и студентам свои знания, является автором и руководителем уникального научно-образовательного проекта «Космическая одиссея», в котором молодые люди могут на практике попробовать себя в роли космонавта, пройти основные этапы общекосмической подготовки, побывать в Центре подготовки космонавтов и на космодроме. Проект реализуется в Красноярском крае.



Мы в популярных социальных сетях