28.09.2020
+4 °C
0
$ 76.82
€ 89.66

Увидеть Париж, и… победить!

40Пролог

2018 год, декабрь… после премьерного показа фильма «Сильный должен быть добрым» возвращаемся мы с известным красноярским борцом, олимпийским чемпионом Алексеем Шумаковым из Минусинска в Красноярск. Стремительно надвигается ночь, по трассе вьётся снежная позёмка… В придорожном кафе, где останавливаемся перекусить, свободно: занят только один столик. Три крепких парня,  громко смеясь и разговаривая, кушают шашлык. Судя по характерным изломам на ушах, ребята имеют отношение к борьбе. Увидев нас, переглядываются, стихают и начинают разговаривать в полголоса. Как только Шумаков встал из-за стола, допив свой чай, атлеты вскочили:

— Алексей Васильевич, можно с вами сфотографироваться, пожалуйста, один кадр! Буквально одну минуточку! Шумаков, улыбнувшись, соглашается.

— Уважают, — констатировал я, когда мы сели в машину.

—  Узнали – коротко парировал Алексей Васильевич, – я приметный…    

После Монреальской Олимпиады минуло больше сорока лет.   

Крест Василия Шумакова

01Причудливо переплетаются порой жизненные обстоятельства. Человек, которым сегодня гордится весь Красноярский край, человек, имя которого будет при жизни присвоено стадиону в Абанском районе, родился в далёком посёлке Почет в 1948 году.

Его рождению предшествовал целый ряд непростых, и даже трагических событий:

  На войне  Василию Шумакову не суждено было отличиться: она для него закончилась быстро – летом 1941, под Ригой, часть, в которой он воевал, была окружена, и сам он оказался в плену. Мытарства по лагерям длились дольше, чем сама война: после Победы и освобождения из немецкого плена, его, без вины виноватого «проверяли» в лагерях советских. Потом, после «госпроверки»,  в теплушке вагона перевезли через Урал, мимо родной Шумаковки, в сибирскую глушь,  в таёжный посёлок Почет. Здесь определили работать в местном леспромхозе. Места, тем не менее, Василию понравились: а тайга и большая, рыбная река Бирюса с голоду в любом случае помереть не дадут. Только работай…   Так уралец Шумаков стал сибиряком, обзавёлся здесь семьёй, хозяйством, пустил, что называется, корни.

Почетовский многоборец

40250 originalВ 1948 году родился в семье Шумаковых сын Алексей. Кто бы тогда предположил, что прославит он и отцовскую фамилию и места, куда бывшего военнопленного Василия Шумакова сослали в наказание за то, что не «пал смертью храбрых» на поле боя.

Алексей рос, не отлынивая от тяжёлой деревенской работы. Помогая родителям по хозяйству, косил, рубил дрова, за скотиной ухаживал. Учителя тоже на парня не жаловались – он прекрасно успевал по всем предметам. Невысокого, но невероятно подвижного и ловкого мальчишку очень любил учитель физкультуры: ведь Лёша ни в чём не уступал своим более рослым сверстникам. Когда пацаны резались в баскетбол, его густая пшеничная шевелюра мелькала по всей площадке. Соперники лишь беспомощно взмахивали руками, когда он отправлял мяч в корзину. Алексей одним из первых в классе переплыл Бирюсу, а она в Почете метров триста в ширину, не меньше. Зимой, по той же Бирюсе, ребята гоняли на коньках, ходили по лесным тропам на лыжах – и здесь он был в числе лидеров. А на внеклассных занятиях по боксу не каждый рисковал испытать на себе хлёсткие удары небольшого крепыша. Но особенно удавалась ему спортивная гимнастика –  на турнике, брусьях и кольцах ему не было равных во всём посёлке.

— После школы передо мной все пути были открыты – вспоминает Шумаков, —аттестат без троек, да ещё спортсмен. Таких в то время в любом вузе встречали с распростёртыми объятиями… Хотя, о какой-то мало-мальски серьёзной спортивной карьере я тогда и не помышлял – выбрал политехнический институт, решил учиться на инженера-теплотехника.

Стать борцом Алексею помог случай. Тогда в «политехе» была очень сильная школа классической борьбы (так тогда называли борьбу греко-римскую). В первенстве института некому было бороться за сборную факультета в наилегчайшей весовой категории, и взор комсорга (именно он отвечал за формирование сборной), пал на Шумакова, который демонстрировал на занятиях по физкультуре завидные гимнастические навыки. По его собственным словам, о том, что такое спортивная борьба, он имел довольно смутное представление:

— Показали пару приёмов и всё, с этим «багажом» отправился я защищать честь факультета. Соперников было немного, поэтому путь к полуфиналу оказался коротким.  Первую схватку удалось выиграть за счёт природной силы и ловкости, а вот вторую проиграл более техничному сопернику. В итоге – бронза, что, впрочем, для человека, который «занимался борьбой» всего неделю, согласитесь, не так уж плохо.

За три года от новичка – до мастера

Dmitrij Mindiashvili i Aleksej SHumakovШумакову бороться понравилось, и он решил освоить новый для себя вид спорта. Кроме того, взыграли здоровые амбиции: не привык он быть на вторых-третьих ролях: к следующему первенству непременно решил стать победителем:

— Тренером у нас был Фёдор Иванович Павловский, замечательный наставник и борец. Это просто счастье, что мы нашли друг друга. Он сразу что-то такое во мне разглядел, усиленно начал со мной заниматься…  

Успехи не заставили себя ждать: «заветная мечта» — победа на первенстве вуза была осуществлена без особых проблем, на следующих же соревнованиях. Пришли победы и посерьёзнее: сначала, на первенстве города, потом – края. Шумаков вышел на всероссийский, а потом и на всесоюзный уровень. За три года пройти путь от новичка до мастера спорта – такое дано не каждому даже очень одарённому атлету. При этом о спортивном будущем он по-прежнему не помышлял. Относился к борьбе как к увлечению, и видел себя только инженером-теплотехником:

— Тогда много хороших атлетов училось в «политехе»: институт дорожил своей спортивной славой. Но совмещать спорт и учёбу было непросто: мало кому из тех, кто защищал спортивную честь вуза, удалось «уложиться» в пять лет. И дело не том, что спортсмены были чем-то глупее или нерадивее «обычных» студентов. Экзамены, сессии, переносились из-за соревнований и сборов, поэтому у многих учёба затягивалась на семь—десять лет… Я же не просто уложился в положенные пять, но и закончил институт с красным дипломом…

Была у Шумакова в то время ещё одна страсть, заставлявшая его заниматься борьбой:

— Представьте себе мальчишку, который вырос в тайге, в посёлке, на сотни километров удалённом от крупных городов. Поездка в райцентр Абан – уже событие! Чего уж говорить про  Канск, тем более, Красноярск! Мне всё было интересно, всё внове. А  тут – возможность посмотреть страну, да что страну, мир! Надо только бороться и побеждать…

И победа следовала за победой!

Но, несмотря на все уговоры, молодой специалист со значком мастера спорта на лацкане, получив диплом, отказался от заманчивого предложения – остаться в вузе, на кафедре физического воспитания. Шумаков предпочёл работу по основной специальности, взял направление в НИИ теплотехники и даже начал писать диссертацию. Правда, времени на её написание катастрофически не хватало – тренировки, соревнования и сборы продолжались. «Разрываться» становилось всё труднее, и, как ни оттягивал момент выбора молодой инженер и мастер классической борьбы, однажды он настал…

Звёзды сошлись…

551972 год для Алексея Шумакова был успешным – он стал чемпионом Советского Союза, получил звание мастера спорта международного класса. В том же, 1972 году, первую в истории края золотую олимпийскую награду выиграл борец вольного стиля Иван Ярыгин. И это был не просто успех красноярского спорта, это был прорыв, настоящая «спортивная революция» на берегах Енисея. Победа Ярыгина вывела не только борьбу, но и многие спортивные дисциплины, культивировавшиеся в Красноярском крае, на новый, доселе невиданный уровень… Сибирского богатыря встречали в аэропорту как первого космонавта: цветы, кортеж с мигалками. В честь героя Мюнхенской Олимпиады состоялось торжественное заседание в самом крупном на тот момент концертном зале Красноярска. Звучали приветственные речи, поздравления…

Было предоставлено слово и Шумакову, как сильнейшему представитею борьбы классического стиля в Красноярске:

— Я немного волновался, конечно, столько народу было в зале. Ивану было сказано много хороших, добрых слов, и повторяться, быть банальным, не хотелось. Надо сказать, что мы – «классики» и «вольники» были очень дружны, вместе ездили на сборы, совместно отрабатывали приёмы в спарринге… Но всегда присутствовало и хорошее, здоровое соперничество: кто больше займёт первых мест, привезёт с соревнований медалей... И я сказал тогда первое, что пришло в голову: «Поздравляю Ивана, и всю красноярскую школу вольной борьбы в его лице. Теперь дело за нами. Обещаю, что на следующей Олимпиаде в Монреале красноярские «классики» тоже скажут своё слово…

 Тренер Ивана, Дмитрий Георгиевич Миндиашвили, когда Шумаков спустился со сцены, подмигнул:

— Пообещал, добивайся…

—  Поймали меня, что называется, за язык. И здесь было только два выхода: заканчивать с большим спортом и сосредоточиться на профессии инженера: дескать, пусть кто-нибудь другой осуществляет моё обещание, или самому идти вслед за Ярыгиным на эту высоту. Это был непростой выбор: когда понял, что надо принимать окончательное решение, не спал всю ночь: развесил по стенам свои чертежи, перелистал незаконченную диссертацию… А наутро пошёл в свой НИИ и написал заявление об уходе. Приятно вспоминать, что отпускали меня с большим сожалением. Но все всё прекрасно понимали. Трудовую книжку я отнёс в спортобщество «Буревестник», куда был принят на должность «спортсмена-инструктора». Там уже давно меня ждали…

Голову, говорит, откручу…

52В 1974 году чемпионат Европы по борьбе проходил в Испании, стране с которой в то время у СССР были очень сложные отношения – там тогда царил режим Франко. Для того, чтобы попасть на родину Сервантеса, граждане СССР, в том числе и спортсмены, должны были прилететь в Париж и там оформить визу на въезд. Процедура эта занимала несколько дней…

—  Когда я узнал об этом, потерял покой – признаётся Шумаков, — я ведь вырос на книгах Гюго и Дюма! Увидеть Нотр-Дам де Пари своими глазами, побродить по улочкам, по которым разгуливал д’Артаньян со своими друзьями-мушкетёрами! Об этом я и мечтать не смел. А тут такой шанс! В общем приложил все силы, чтобы попасть «на Европу»!  

 На тот чемпионат поехал и Ярыгин, с которым Шумаков к тому времени успел крепко подружиться. Оба взяли серебро. И если для дебютанта соревнований такого ранга Алексея Шумакова это был несомненный успех, то борец, имевший в своей копилке золото Мюнхенской Олимпиады, был таким результатом явно раздосадован…

— Потом было много соревнований, на которых мы Иваном выступали вместе. Причём, мы, классики, всегда боролись первыми. Я побеждаю – побеждает Иван. Я беру серебро и у него медаль такой же пробы… Ярыгин эту закономерность подметил первым, и сказал мне об этом когда мы прилетели на Олимпийские игры. Как сейчас помню: стоим мы с Иваном в монреальском отеле, смотрим с балкона, как выходят из автобусов спортсмены из разных стран. И Ярыгин задумчиво так говорит: «Не знаю, как ты настроен, а я сюда за вторым золотом приехал. Так что, Лёша, смотри. Не победишь – голову откручу. И своими ручищами выразительно так в воздухе продемонстрировал своё намерение.

«Я всё понял Ваня, — говорю,—  выбор у меня небольшой…».

О приметах и не только

92Шутки шутками, но борцы, как, впрочем, и все спортсмены, – народ суеверный. Шумаков понял, что стал для своего товарища своеобразной  «приметой» и это на него накладывало дополнительную ответственность. Победит он – Ярыгин будет чувствовать себя уверенней, проиграет – у Ивана настрой на борьбу будет не тот. Шумаков, как известно,  не подвёл...

О том, как важно на соревнованиях вселить в спортсмена веру в себя, или наоборот, лишить его таковой, говорит другой эпизод. Главным соперником Шумакова в борьбе за золото был румынский атлет Георге Берчану, как и Ярыгин, победивший на предыдущей Олимпиаде в Мюнхене, и, разумеется, также приехавший в Монреаль за вторым золотом. Они сошлись в финальной схватке…  

 Я заметил, что на взвешивании Берчану всегда был первым, заранее занимал очередь. Вспомнив разговор с Иваном, я понял, что это тоже своеобразная примета такая, имеющая для моего соперника значение. И перед поединком с ним я постарался прийти пораньше, опередить. Так и получилось: Берчану подошёл чуть позже, но когда взвешивание объявили, попытался встать на весы первым. И тут я твёрдо так положил ему руку на плечо и говорю: «Извини Георгий, сорри, но я занял очередь раньше. Он вздрогнул, как-то сразу сник, но деваться некуда: да, конечно, — говорит, — проходи…  В схватке за золото Берчану проиграл Шумакову по очкам: 6 : 10. 

Сам Шумаков признаётся, что волновался на той Олимпиаде страшно, постоянно думал о предстоящих поединках, пока не понял: чтобы не «перегореть», надо отвлечься, найти себе какое-то занятие. В то время существовала традиция: приезжая на соревнования, спортсмены из разных стран обменивались значками: в знак дружбы, на память…  

— Пытаясь на что-то переключиться, я неожиданно для себя увлёкся этим обменом. Увидев такое дело, понимая для чего мне это нужно, Ярыгин, Миндиашвили, другие товарищи по команде стали мне отдавать свои значки… 

Картина была: сижу я возле отеля, вся бейсболка и рубашка в значках, вокруг – толпа спортсменов, все что-то говорят на разных языках, пытаются спорить, смеются. В эту толчею вклинивается тренер сборной  Миндиашвили: «Что тут за Вавилонское столпотворение?». А потом: «А, это ты, Алексей… Как обмен идёт? Смотри, не проторгуйся…»

Но, конечно, не только шутками и прибаутками был усеян путь красноярских атлетов к победе. Были и пот, и боль, и кровь. Ярыгин проводил финальную схватку с двумя сломанными рёбрами. Шумаков в одном из предварительных поединков получил весьма необычную травму – столкновение с соперником оказалось настолько неудачным, что тот буквально пробороздил зубами голову Алексея. Волосы залило кровью… К счастью, медики сумели наложить швы, и Шумаков продолжил бороться за золото. А громадный пластырь среди золотых кудрей «Маленького Танка» (так окрестили красноярского борца соперники), стал своеобразной визитной карточкой победителя той, уже теперь далёкой, Монреальской Олимпиады…

Тогда, в 1976 году, в Красноярск из-за океана прилетело сразу три олимпийских чемпиона: кроме Шумакова и Ярыгина, золотую награду привезла гандболистка красноярского «Буревестника» Любовь Бережная, член сборной команды СССР.  Это был звёздный час спорта на берегах Енисея!

Человек и стадион

3321Много воды с той поры утекло. Сборы, турниры, чемпионаты, тренерская работа. Весёлая свадьба, с настоящим грузинским тамадой – Дмитрием Миндиашвили. Трагическая гибель лучшего друга – Ивана Ярыгина. Тренерская и организаторская работа… Об этом можно написать отдельный очерк. Чего стоит только один факт – Шумаков учил Александра  Карелина нюансам «обратного пояса», своего коронного приёма, который, впоследствии стал визитной карточкой этого великого борца. В нынешнем году должен пройти очередной, уже тридцать седьмой по счёту турнир на призы Алексея Шумакова.

Я не знаю ни одного человека, который бы провёл при жизни столько турниров, — говорит Карелин, —  вот серьёзно, ни одного! Алексей Васильевич для меня является уникальным примером. Тот факт, что к нему на турнир едут даже из других регионов и стран, говорит об уважении к нему, к его личности, к его незлобному юмору, к его верности и преданности спорту. Каких только должностей у него не было в борьбе! Шумаков удивителен, обладая невысоким ростом, он является высочайшим примером для подражания. Как бы мы ни называли его, он навсегда останется в борьбе. Все участники его турниров, смогут в будущем стать олимпийскими чемпионами и повторить мой успех, успех Ярыгина, Шумакова и других наших прославленных ребят. Нужна одна маленькая деталь — работать!

В 2008 году, на Олимпиаде в Пекине, красноярский борец Назир Манкиев сумел повторить успех Шумакова – стать лучшим борцом греко-римского стиля в наилегчайшем весе.

—  Алексей Васильевич для меня как путеводная звезда, – всегда хотел быть похожим на этого человека, его Монреальская победа меня вдохновляла, когда я боролся в Пекине… — говорит Назир, — идею назвать новый стадион в Абане, на родине именем Шумакова не просто одобряю, встречаю с восторгом!

Я гордился и горжусь тем, что могу называть Алексея Васильевича своим другом – говорит двукратный чемпион мира по вольной борьбе Виктор Алексеев – я всегда присутствую на его турнирах. Наши дома находятся по соседству, мы часто бываем в гостях друг у друга. И это замечательно, что есть такой человек, с которым всегда можно посоветоваться, поговорить. 

— С первых шагов следил за его карьерным ростом – рассказывает заслуженный тренер России, Герой Труда Российской Федерации Дмитрий Георгиевич Миндиашвили –  умница он, и на ковре и в жизни. Я, как только познакомился с ним, увидел, как он тренируется, понял: он обязательно поедет на Олимпиаду и вернётся с медалью! Есть у Алексея Шумакова ещё одна, очень важная черта – он умеет дружить, и всегда готов прийти на помощь товарищу, подставить своё плечо. И не смотрите на его комплекцию, я вас уверяю: плечо это – надёжное и крепкое!  

 

Дмитрий Голованов

Фото ч/б – Надежда Мищенко

Цветные – Андрей Афанасьев


Подписывайтесь на нашу страницу новостей "Независимый Красноярск" в telegram.

Мы в популярных социальных сетях