21.10.2020
+4 °C
0
$ 77.78
€ 91.56

Шансы газовой ОПЕК

gazТеплая зима, рекордные запасы газа в европейских хранилищах и снижение потребления из-за карантинных мер привели к падению цен на голубое топливо ‒ падению, неведомому за последние 20 лет.

По мнению ведущего эксперта Института современного развития Никиты Масленникова, глобальная газовая конъюнктура сегодня даже хуже, чем на нефтяном рынке.

«Мировая газовая отрасль столкнулась с теми же проблемами, что и нефтяная: избыток предложения, усиление конкурентной борьбы, падение котировок. Поэтому рынку нужен регулятор, который сможет не допустить ценового хаоса. Это очевидно. Другой вопрос – появится ли он?», – говорит руководитель аналитического департамента AMarkets Артем Деев.

Ещё в начале июня о возможности создания газовой ОПЕК сказал замминистра энергетики Анатолий Яновский. «Консолидирующую антикризисную роль в газовой сфере мог бы сыграть Форум стран – экспортеров газа (ФСЭГ)», – заявил он на конференции «Управление рисками в энергетике-2020». Генеральный секретарь ФСЭГ Юрий Сентюрин также заявлял, что организация выступает в поддержку механизмов обеспечения стабильности на газовых рынках и способна стать координационной площадкой по выработке соответствующей системы мер и договоренностей. Наконец, глава Минэнерго Александр Новак сообщил, что создание координирующего органа, который будет регулировать объемы продаж газа и цены на голубое топливо, «активно обсуждается в последнее время».

Многие эксперты считают это обсуждение очень важным и сложным (а порой и невозможным) процессом. Как отмечает руководитель отдела инвестиционного анализа компании «Универ» Дмитрий Александров, экспортеры газа гораздо более разобщены, чем участники нефтяной ОПЕК. Профессор экономики и энергетики бизнес-школы ESCP Europe Мамдух Салама уверен, что война между производителями газа продлится долго. Но в конечном итоге они поймут, что только сотрудничество поможет поддержать цены не только на трубопроводный газ, но и на СПГ.

Крайне скептически настроен директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин. По его мнению, причины, по которым газовая ОПЕК не была создана ранее, сохраняются и сегодня: «В пример берется успешная реализация соглашения ОПЕК++. С 2016 года этот механизм позволял цены поднимать, не давать им падать, возрождать до нормального уровня. Механизм такого регулирования, по сути, картеля, оказался эффективен. Если бы не нынешнее соглашение, то ситуация была бы еще хуже, и ни о каких $40 речи бы не шло, у $20 находились бы, и это было бы замечательно.

Пример реализации этих соглашений порождает разговоры о “газовой ОПЕК”, но интересантов, которые готовы объединиться и при этом имели бы значительную долю, позволяющую заниматься регулированием рынка, я не вижу. Крупнейшие игроки по газу (а это Катар на первом месте по сжиженному газу, Австралия на втором, Россия и США делят 3−4) договориться о союзе вряд ли смогут. По трубопроводному газу такая же ситуация. Даже близкие к нам по духу Азербайджан или Туркмения все равно пытаются строить независимую внешнюю политику в газовой сфере.

Я сомневаюсь, что странам удастся договориться. Россия ‒ да, но кто будет хотя бы вторым игроком, который будет с нами работать? Австралия и США точно не будут, Норвегия тоже нет, Катар ‒ вряд ли, Иран постоянно под санкциями. Теоретически могут быть страны, которые работают в ОПЕК. Но если вспомнить историю создания ОПЕК, то она несколько отличается от текущих реалий. Так что, это, скорее, разговоры».

«Как бы ни была сложна ситуация, диалог, безусловно, нужен! ‒ убежден председатель Совета Союза нефтегазопромышленников России Юрий Шафраник. ‒ Перерастет ли он в картельные договоренности на данном отрезке времени, я сомневаюсь. Хотя многое для этого сделано в региональном плане. Газовый ранок последние 10 лет становится все более гибким, в частности благодаря СПГ. Но от диалога и определенных договоренностей до картельных решений, обязательных к исполнению, путь очень долгий…

Договоренность в 2016 году ОПЕК+ (а главный плюс здесь ‒ Россия) позволила не уронить ниже цены на нефть, выровнять их и даже несколько поднять. Тем самым была реализована последняя возможность влияния ОПЕК и России на ценовую ситуацию. Затем наступил период, когда все основные игроки сами принимают ограничительные меры, что и произошло: так, США и Канада, не входящие ни в какие альянсы, по факту приняли эти меры, поскольку опускаться ценам ниже было уже некуда.

Новые договоренности срабатывают, но как только цены достигнут определенного уровня, сразу будет оживать и расти добыча у тех, кто формально непричастен к картельной договоренности.

Сейчас от кризиса уклонились, потому что ОПЕК+ в апреле вместе с США и другими игроками нефтяного рынка сильно ограничили добычу. Правда, проблема согласованных ограничений в дальнейшем не снята. А узаконить это явление (когда «верховный картельный совет» будет решать, кому и сколько добывать) вообще невозможно. Однако опасность «своевольничать» в определении объемов добычи уже усвоена многими производителями.

Но газовый мир до этого ещё не дожил, поскольку многие годы делился (и ориентировался) на региональные рынки. Лет 15 назад газа потребителям не хватало (отсюда диктат производителя), поэтому цены росли в Европе и других регионах. Но развитие производства СПГ, открытие новых месторождений, сланцевая революция в Америке позволили газовой отрасли выйти на рубежи, когда в регионах стал очевиден «переизбыток» голубого топлива. Да, этот рынок еще не глобальный, как нефтяной, но уже становится более гибким и близким к таковому (особенно через глобальную транспортировку СПГ).

Поэтому встречаться и консультироваться, пытаться договориться надо, конечно, учитывая, что игроков много, их интересы не совпадают, а конкуренция ведет даже к политическим обострениям… Тем более необходимо упорно выстраивать оптимальный формат отраслевых международных отношений».


Подписывайтесь на нашу страницу новостей "Независимый Красноярск" в telegram.

Мы в популярных социальных сетях