18.08.2022
+14 °C
3
$ 60.76
€ 61.83

Декарбонизация – прекрасное далёко?

LEPКРАСНОЯРСКИЙ КРАЙ, /НИА-КРАСНОЯРСК/. В Глазго продолжается 26-я конференция участников Рамочной конвенции ООН по изменению климата (COP26). В крупнейшем городе Шотландии стороны конвенции после нескольких неудачных попыток, предпринятых в предыдущие годы, вновь пытаются договориться о правилах реализации Парижского соглашения по климату.

Получается не очень:

Как отмечает газета The Washington Post, многие страны мира передают в ООН заниженные из-за методологии показатели по выбросам парниковых газов, в действительности в атмосферу Земли их попадает больше на 8,5–13,3 млрд тонн в год.

Кроме того:

«В Глазго идёт гонка амбиций. Где-то они оправданные, где-то – завышенные. Многие иностранные партнёры России признают, что берут на себя амбициозные климатические обязательства, не имея ни дорожной карты, ни научных данных и возлагая неоправданные надежды на появление новых технологий. Так действовать нельзя, ведь таким же образом был спровоцирован нынешний энергетический кризис», – заметил в интервью ТАСС спецпредставитель президента РФ по климату Руслан Эдельгериев.

«Переход к углеродной нейтральности – это длительный процесс, – считает глава Сбербанка Герман Греф. – Ожидается, что эти изменения займут минимум 40 лет. За это время экономика и рыночная конъюнктура “переварят” все возможные изменения в технологиях, спросе и предложении, структуре цен. Сложится новая стабильная и более устойчивая в долгосрочной перспективе модель экономического развития… Проблема декарбонизации является для России сверхактуальной, при этом в ближайшие 30 лет стране может понадобиться от 657 миллиардов до одного триллиона долларов инвестиций в декарбонизацию».

40 лет. Для многих из нас это – «прекрасное энергетическое далёко». Но мы обязаны думать не только о себе. Достойное будущее России немыслимо без стратегии развития.

В конце октября Правительство РФ утвердило Стратегию социально-экономического развития Российской Федерации с низким уровнем выбросов парниковых газов до 2050 г. Она подразумевает стимулирование безуглеродных и низкоуглеродных технологий в энергетике, модернизацию реального сектора экономики, жилищно-коммунального хозяйства, исследования в области производства и использования водорода, формирование системы финансирования климатических проектов и поощрения компаний, которые ими занимаются.

 Разработка такой стратегии невозможна без привлечения фундаментальной науки. Знания в области развития перспективных технологий, уровней поглощения парниковых газов экосистемами, верификация этих данных мировым сообществом невозможны без развертывания масштабных исследований, ориентированных на поддержку и сопровождение реализации стратегии.

«Стремление развитых стран ускорить энергопереход и достичь углеродной нейтральности к середине века создает серьезные вызовы для экономики России как одного из крупнейших экспортеров углеводородов в эти страны, – говорит председатель комитета Государственной думы по энергетике Павел Завальный. – Ответ на эти вызовы – выстраивание прагматичной стратегии низкоуглеродного развития страны и экспорта. Мы планируем не только встраиваться в мировую повестку, но формировать свою, развивая собственные компетенции в новых технологических секторах, в том числе направляя на это доходы от экспорта нефти и газа.

Уже принят национальный план адаптации к изменениям климата и ряд документов по его развитию. Важно, чтобы все предлагаемые ими инструменты получили признание со стороны наших партнеров, были встроены в международные системы и траектории низкоуглеродного развития и регулирования. Это один из принципиальных для нас моментов».

Председатель Совета Союза нефтегазопромышленников России Юрий Шафраник подчеркивает: «Сейчас, когда зеленая экономика вышла за рамки обычных разговоров и показывает реальные результаты, необходимо определиться с векторами дальнейшего развития топливно-энергетического комплекса. 2030–2035 годы, вероятно, станут переходным периодом. Полагаю, что нефть и уголь сохранят свою роль в формировании мирового энергобаланса. России, которая обладает потенциалом по всем составляющим (ресурсам, инфраструктуре, людям), грех этим не воспользоваться. При этом “броски” внутри России не должны быть радикальными. Разумеется, мы должны следить за мировым трендом относительно перехода к чистой генерации, но нужно честно признать, что пока от него отстаем. И в ближайшие 10 лет мы обязаны получить свой финансовый потенциал из традиционных ресурсов».

Юрий Шафраник полагает, что на обозначенном отрезке времени кратно возрастет ответственность государства – со всеми его институтами – и компаний за формирование нового качества, новой экономики, новой энергетики. Именно в этом главный вызов для России: «Я убежден, что Российская Федерация, обладающая такой уникальной и обширной территорией, безотлагательно должна сформировать свою идеологию, которая впоследствии захватит другие страны, и мы не должны двигать ее в одиночку. Однако углеводородный аспект и декарбонизация – это только часть экзистенциальных проблем в контексте глобальной тематики – климат, человек и будущее Земли».



Мы в популярных социальных сетях